«Если у вас есть твёрдое «зачем», то вы преодолеете любое «как».»

— Фридрих Ницше

Сексуальная жизнь в средневековой Европе

1430824753_3g8cc2s9_gu1
MagMens
Оцените статью

Европейское классическое Средневековье — это не только рыцари, замки и Крестовые походы, но ещё и тяжелейший гнёт Католической Церкви. Каждая сторона бытия человека была под влиянием христианства, в том числе его половая жизнь.

Сексуальная жизнь в средневековой Европе

Европейское классическое Средневековье — это не только рыцари, замки и Крестовые походы, но ещё и тяжелейший гнёт Католической Церкви. Каждая сторона бытия человека была под влиянием христианства, в том числе его половая жизнь.

Роль и положение женщины

Сексуальная жизнь в средневековой Европе

Положение женщины, как и в других культурах, было приниженным. Женщина считалась источником ненависти и отвращения, это приманка Сатаны, яд для мужских душ. Женскую природу объясняли, опираясь на Священное писание или мнение древних авторитетных авторов. Дьявол искусил Еву, а не Адама — этим всё сказано. Зло, предательство исходило и до сих пор исходит от женщины. Именно она осквернила древо познания, она нарушила Божью заповедь, она убедила мужчину хитростью, когда дьявол не смог победить силой. Вина за это до сих пор на совести ВСЕХ женщин.

Брак

Сексуальная жизнь в средневековой Европе

Замужество часто не имело ничего общего с любовью. Брак — соглашение между двумя семья с мощным имущественным подтекстом. Жена рассматривалась частью нового имущества мужа. Английский король Эдуард II в XIV веке послал эпископа Экзетерского, чтобы осмотреть предполагаемую невесту для своего сына. Его отчёт звучит как описание материального имущества:

«У дамы привлекательные волосы, средние между иссиня-чёрными и коричневыми. Глаза глубокого, тёмно-карего цвета. Нос довольно ровный и даже не вздёрнутый. Довольно большой рот. Губы несколько полноваты, особенно нижняя. Шея, плечи, всё её тело и нижние конечности умеренно хорошо сформированы. Все её члены хорошо прилажены и не изувечены. В день Святого Иоанна девице исполнится девять лет.»

Богатые невесты в качестве приданого имели большие земельные наделы. Девушки-простолюдинки могли принести мужу корову, несколько поросят, овец или кур. Всё имущество четы принадлежало именно мужу, в том числе и сама женщина. Разумеется, в таком случае никому в голову не приходило осуждать мужчину, если он иногда колотит свою суженую. Разводы были очень редки. Одной из главных причин могла быть невозможность иметь детей.

Католические запреты

Сексуальная жизнь в средневековой Европе

Разумеется, духовенству было по душе только смиренное целомудрие, а любовь могла быть направлена только к Богу. В этой борьбе церковники доходили до выяснения подробностей личной жизни своей паствы. Сохранились интересные записи — вопросы, которые священники XI в. задавали своим прихожанам- мужчинам:

— Прелюбодействовали ли вы с монахиней?
— Совершали ли вы прелюбодейство со своей мачехой? Невесткой? Матерью?

И прихожанам-женщинам:

— Не делали ли вы инструмент или устройство в форме пениса для прелюбодейства?
— Делали ли вы то, что иные женщины делают, ложась перед животным и побуждая его совокупляться с вами?
— Употребляли ли вы семя своего мужа, чтобы воспламенить свою страсть?
— Добавляли ли вы свою менструальную кровь в еду и напитки мужу, чтобы он возжелал вас?

Эти вопросы показывают, что половая жизнь средневековых европейцев была настолько разнообразна, что современные развратники могут показаться даже более скромными.

Однако Церковь не сдавалась. Она старалась регламентировать всё — когда, где, как, с кем можно было заниматься любовью. Духовенство стремилось выкорчевать разврат. Половые отношения, разумеется, могли быть только в браке, но даже в этом случае любовники ограничивали свою фантазию огромным количеством правил. Запрещалось совокупляться если у жены менструация, беременность или грудные дети. Нельзя было во время Великого Поста, недели после Троицы, Пасхальной недели, по средам, пятницам и воскресеньям, во время постных и праздничных дней, да и просто днём.

Позиция для секса была разрешена только одна — т. н. миссионерская. В этой сфере почти любое отклонение считалось грехом, но было явление, которое осуждалось особенно жёстко — содомия. За подобное наказывали смертью через сожжение или подвешивание за пенис. Грех против природы карался не менее жестоко и в загробном мире — они должны были вечно гореть в аду.

За рамки обсуждения выходит запрет священнослужителей иметь семью. Посредством целибата духовенство стремилось показать мирянам пример целомудрия, но это получалось не всегда. Порой священники имели связь с чужими жёнами или попросту пользовались услугами борделей. Как видим, за торжественной, помпезной обложкой скрывались те же самые люди из плоти и крови, которые хотели любви, секса и детей. Но самое отвратительное творилось там, где христианские добродетели, казалось, должны были быть наиболее сильны.

В монастырях мужчины жили большими обособленными общинами, почти не видя женщин. В таких условиях гомосексуализм получил широкое распространение.

Медицина

Сексуальная жизнь в средневековой Европе

Очевидно, что понимание физиологии вообще и секса в частности было примитивным. Анатомия была не слишком развитой. В то время господствовала классическая теория о четырёх элементах, четырёх жидкостях, четырёх свойствах. Мужчины были созданы горячими и сухими, это хорошо, а женщины — холодными и влажными, это плохо. Всё просто!

Исходя из этой природы, женщины были ненасытными в плане секса. Женскую физиологию вообще никто не изучал. Менструальную кровь считали женским семенем. Ей необходимо от неё избавляться, поэтому она «охотилась» на мужчин. К тому же эта кровь была очень опасна. При контакте с ней растения чахнут, пища портится, животные звереют. В общем, женщина была почти ядовитой!

Сохранилось множество рецептов для области отношений мужчин и женщин из медицинских сборников и справочников. Например, чтобы забеременеть, нужно было высушить матку и кишечник зайчихи, растереть в порошок и, смешав с вином, дать выпить женщине. Затем ей следует положить шерсть козла в молоко ослицы и обмотать её вокруг пупка перед сексом с мужем. После этого беременность будет обеспечена. Были рецепты и для тех любовников, которые не хотели детей.

Предлагалось взять несколько трав, завернуть их в ветошь, перетянуть шнуром и надеть на шею женщины, чтобы этот «амулет» свисал между её грудей.

Противозачаточным средством на один год считался шалфей, который готовили особым способом три дня. Если же женщина проглотит живую пчелу, то она вообще никогда не забеременеет. Однако самым мощным способом избежать беременности было остужение страсти. В частности женщине предлагалось выпить мужскую мочу, чтобы избавиться от желания.

Куртуазная поэзия и романтика

Сексуальная жизнь в средневековой Европе

Как несложно предположить, в большинстве случаев ухаживания были грубоватыми. Однако на юге современной Франции, в Провансе в XII в. случилась настоящая революция. Родился новый жанр в литературе — куртуазная поэзия. Бродячие музыканты и поэты стали в совершенно ином ключе говорить о любви. Они воспевали страсть так, как никто до них.

Атрибуты идеализированной влюблённости дошли до наших дней. Ими особенно прониклись богатые дамы и придворные феодалы. Новые литературные произведения содержали неотъемлемый атрибут — любовь. Неизменно главный герой влюблялся и терял голову. Объект вожделения ценился выше жизни, а воля была парализованной. Влияние этой новой литературы было настолько большим, что отголоски этого видны и по сей день. Именно с тех пор в европейской культуре стали связывать любовь и брак.

Старый, духовный тип любви стал стремительно терять влияние. Однако не всё шло гладко.

Широко известна история любви средневекового французского философа и поэта Пьера Абеляра и его возлюбленной Элоизы. Дядя последней нанял Пьера в качества наставника для своей племянницы, но между молодыми людьми вспыхнула любовь. Девушка забеременела, разгорелся скандал. Абеляр хотел выйти из этого положения, женившись на Элоизе, но та была против.

В её понимании только свободная любовь имела ценность. В итоге она согласилась на тайный брак и вскоре ушла в монастырь. Её родственники были не в курсе и жестоко отомстили Пьеру, отделив от его тела тот орган, которым он нанёс оскорбление их семейству…

Для Церкви не было ничего более оскорбительного чем идея сексуального удовольствия, и её адепты вступили в борьбу с мерзкими трубадурами.

Страстная любовь даже к собственной жене считалась прелюбодеянием (!). Церковь представила свою альтернативу грязным, плотским утехам — культ девственности. Образец чистоты, близости к ангелам, опора истинной любви. Невинность стали считать сокровищем, и некоторую часть этих сокровищ стали посвящать Богу. Число женских монастырей увеличилось, а монахинь стали называть «невестами Христа».

С Реформацией мир перевернулся. Точнее, стал переворачиваться туда и обратно, но об этом в другой раз.


Меню