«Жизнь коротка, и того, чего хочешь, надо добиваться.»

— М.

11 пешеходных зон передали департаменту культуры

1379573966_2877752
MagMens
Оцените статью

Сергей Собянин, теперь уже не врио, а самый что ни на есть настоящий мэр Москвы, подписал распоряжение о передаче 11 пешеходных зон в Москве департаменту культуры. Казалось бы – ну и что?

Пешеходные зоны москвы

Сергей Собянин, теперь уже не врио, а самый что ни на есть настоящий мэр Москвы, подписал распоряжение о передаче 11 пешеходных зон в Москве департаменту культуры. Казалось бы – ну и что? Улица как улицей была, так и осталась, несмотря на то, что на решение этого вопроса, видимо, была израсходована куча бумаги и литры краски для принтера. Но нет, оказывается! По словам Сергея Капкова, руководителя департамента культуры, развивать эти зоны комплексно раньше было очень сложно, ведь за различные участки улиц отвечало большое количество структур, и со всеми надо было всё согласовывать. А пока там громоздкая бюрократическая машина перевернётся с одного жирного бока на другой… В общем, теперь будет проще.

В число этих пешеходных зон вошли: Арбат, улица Кузнецкий мост, Камергерский переулок, Тверской проезд, Лаврушинский переулок, Никольская улица, Рождественка, Петровка, тротуары Нового Арбата, Столешников переулок и пешеходная зона рядом с гостиницей «Москва». Разумеется, все эти улицы не целиком, а лишь частично стали не проездными.

Пешеходные зоны Москвы. АРбатПешеходные зоны Москвы. АРбат

Так что теперь департамент культуры будет определять, как должны выглядеть эти места, где, по замыслу московских властей, должны проводить свой культурный досуг жители столицы. Если у кого-то есть желание палатку с мороженым поставить где-нибудь на пешеходной зоне Арбата или в Камергерском переулке или, скажем, магазин автозапчастей открыть, то теперь, видимо, всё это с департаментом культуры согласовывать придётся.
И тот же департамент будет давать ответ: разрешать то или иное мероприятие или увы.

Чисто бюрократические изменения, как видите. Что изменилось? Да ничего, кроме бумажек. Но, как ни прискорбно, бумажки во многом определяют, что можно, а что нельзя, быть воплощённой хорошей идее или не быть. Вот так.


Меню