«В Бога я верю твердо, но дальше этого не иду. Я не принадлежу ни к какой конфессии. Я не католик, не протестант, не баптист, не методист, не иудей и не мусульманин — никто. И, по-моему, Бога это вполне устраивает»

— Рэй Чарльз

60-летие «Властелина колец» и толкинизм в России

1409302770_0_6d663_4366bddb_xl1
MagMens
Оцените статью

29 июля 1954 г. в Англии поступила в продажу первая книга трилогии «Властелин колец» Дж. Р. Р. Толкина (или Толкиена, если ты привык к старому варианту написания фамилии английского писателя) – «Братство кольца». Любовь читателей переросла в фанатизм только в 1965-м, когда в Северной Америке весь цикл вышел дешевым изданием под мягкой обложкой. За следующие полстолетия фэнтези-мир оказался значительно расширен за счет десятков компьютерных игр, киноэкранизации Питера Джексона (2001-2003) и, конечно же, ролевых игр по Толкину.

 60-летие «Властелина колец» и толкинизм  в России

Как книга шла в массы

Как уже было сказано, «бум» толкинизма пришелся на середину 1960-х гг., и его наступление многие исследователи связывают с нестабильным (или, если прямо – контркультурным) настроением молодежи – на головы западных подростков и студентов в одночасье упали рок-музыка, «ценности» хиппи и много другое. Отсюда – идеи «мира для всех» и «тотальной свободы», которые, кстати, прямолинейно пропагандировались в книге британского профессора. Кроме того, «Властелин колец» был и остается эталонным фэнтези – в трилогии настолько живо прописан мир, а события сменяют друг друга в темпе пулеметной очереди… можно даже сказать, что «статусы» Библии фэнтези и «Книги книг 20-го столетия» были гарантированы «Властелину…» еще до выхода в печать.

 60-летие «Властелина колец» и толкинизм  в России

В Советском союзе первые переводы книг Толкина появились на стыке 1970-1980-х гг. К тому времени суммарный тираж трилогии в мире уже перевалил за несколько десятков миллионов копий (на настоящий момент «Властелин…» переведен на 40 языков!), также по ней неоднократно пытались поставить фильм, но все попытки до эпоса П. Джексона оказывались неудачными. Сказывалось, прежде всего, то, что отрасль компьютерных спецэффектов не была достаточно развитой.

Как «хоббиты» объявились в России

Летом 1990 г. под Красноярском состоялись первые «Хоббитские игры» (ХИ-1990), в ходе которых сотня фанатов фэнтези разыграла на природе костюмированное действо. Впоследствии именно ХИ стали центральным мероприятием ролевого сезона в нашей стране.

 60-летие «Властелина колец» и толкинизм  в России

Среди ролевых игр наиболее популярны игры живого действия, предшественниками которых в СССР были зарницы, а базой – всевозможные Клубы любителей фантастики (1980-е гг.). Родственными ролевикам можно назвать движения пейнтболистов, страйкболистов, исторических реконструкторов и др. Т.н. «центры ролевого моделирования», занимавшиеся организацией массовых игр, стали набирать обороты в Союзе во время Перестройки.

В начале 1990-х в Москве уже можно было случайно повстречать молодых людей в сине-зеленых плащах с деревянными мечами и оккультными феньками. «Хоббиты-переростки» и прочие «выходцы» из Средиземья облюбовали несколько столичных локаций – к примеру, в Нескучном саду, переименованном в Эгладор, собирались «эльфы».

 60-летие «Властелина колец» и толкинизм  в России

1990-1994 гг. стали «золотым веком» российского толкинизма. Позже в движение все чаще вливались исключительно ради почетного неформального статуса, «войнушки» и попросту ради «развлекухи», порой даже не зная, кто такой Толкин и что такое фэнтези. Между тем, в среде старых толкинистов громадными темпами рос объем квазифольклора, начиная с сочинения песен и заканчивая фанфиками.

Ролевое же движение не стояло на месте, а шагало дальше. Военно-исторические объединения, клубы фехтования и т.п. прибавили в профессионализме, для игр же, как оказалось, нашлось немало интересных сюжетов и без всякого Толкина. Толкинисты отделились от клубов фантастики, а местные ячейки, помимо Москвы, возникли в Новосибирске, Екатеринбурге, Казани, Уфе и др. Правда, чем дальше, тем больше движение выливалось не в качественные ролевые игры, а унылые неформальные сборища «на отдыхе».

Как изменился мир после кинотрилогии Питера Джексона

«Властелин колец» П. Джексона запустил по миру настоящее цунами толкинизма. И ничего сверхъестественного в этом не было, ведь команда постановщиков всеми силами добивалась того, чтобы сделать киношную версию Средиземья правдоподобной и рациональной, а съемки базировались на историческом подходе к фантастике Толкина. А какая работа была проделана ради этих съемок! Изготовили 19 тыс. костюмов, 10 тыс. стрел, 500 луков, тысячи накладных ушей; Хоббитон возводился в течении нескольких месяцев, и в его строительстве киношникам помогали солдаты новозеландской армии; спецэффекты фильма обрабатывались на нескольких сотнях мощнейших компьютеров…

 60-летие «Властелина колец» и толкинизм  в России

Российский фэндом толкинистов к началу 2000-х уже полностью сформировался, а кинотрилогия поспособствовала тому, что в его ряды массово влилась молодежь, которая, увы, с книгами Профессора знакома не была. Доходило, кстати, до смешного: в 2002 г. во время переписи населения в РФ многие требовали записывать их хоббитами, эльфами и прочими вымышленными расами по национальности. Больше всего «эльфов» в итоге было выявлено в Перми.

Сейчас многие непосвященные воспринимают «толкинистов» и «ролевиков» как одно и то же, что в корне не верно, потому что ролевые игры, разумеется, проводятся не только в «Хоббиту» и «Властелину колец». Вторая трилогия П. Джексона по Средиземью, к слову, произвела на общественность куда меньшее впечатление. Ну да это и неудивительно – современные подростки уже успели привыкнуть к оркам и эльфам по куче фэнтезийных компьютерных игр и фильмов, а приобщаться к выдуманным мирам через книги давно «не круто». Поэтому вернуть франшизе былую популярность и привлечь в ряды поклонников десятки тысяч новичков, скорее всего, способна только крайне удачная игровая адаптация мира Толкина.


  • Lidia

    That's way the betsest answer so far!

Меню